Фильм Мартина Скорсезе "Молчание" (2018): сюжет, актерский состав, фото

Закрыть ... [X]

В XVII веке два священника-иезуита подвергаются насилию и преследованиям во время странствия по Японии, куда они приехали с целью найти своего наставника и распространять христианское Евангелие.

Рейтинг кинокритиков

в мире

84%

201 + 39 = 240

7.6

в России 95%

18 + 1 = 19

о рейтинге критиков

Рейтинг кинокритиков

Трейлеры
Знаете ли вы, что...
  • Это второй фильм по мотивам одноименного романа. Первый фильм японского производства был выпущен в 1971 году, спустя почти 5 лет после публикации книги в 1966 году.
  • По словам Скорсезе, роман Сюсаку Эндо привлек его как католика своей темой молчания Господа при существующих в мире страданиях.
  • Несмотря на то, что сюжет романа разворачивается в Японии, Скорсезе решил снять фильм полностью на Тайване после того, как Энг Ли поделился с ним своим опытом работы над картиной «Жизнь Пи» (2012) на этом острове.
  • Дэниэл Дэй-Льюис и Лиам Нисон поменялись местами в проектах-долгостроях. Нисон был главным кандидатом на титульную роль в застрявшем на этапе разработки байопике «Линкольн» (2012), но когда актер покинул проект, его место занял Дэй-Льюис. По иронии судьбы в этом фильме Нисон сменил Дэй-Льюиса, который долгое время был прикреплен к проекту в роли отца Феррейры. В обеих картинах снялся Адам Драйвер.
  • Изначально на три роли первого плана были заявлены Дэниэл Дэй-Льюис на роль отца Феррейры, Гаэль Гарсиа Берналь на роль отца Родригеса и Бенисио Дель Торо на роль отца Франциско Гаррпе. Все трое выбыли из проекта из-за постоянных задержек производства картины.
  • Мартин Скорсезе и сценарист Джей Кокс написали первый вариант сценария еще в 1990-е годы с намерением его экранизировать после «Банд Нью-Йорка» (2002). Однако Скорсезе не удалось найти спонсора для этого проекта, и он взялся за «Авиатора» (2004).
  • Изначально на роль японского переводчика священников-иезуитов был намечен Кен Ватанабе, но он покинул проект до начала съемок, и роль перешла японскому актеру Таданобу Асано.
  • После картин «Хранитель времени» (2011) и «Волк с Уолл-стрит» (2013), в которых Мартин Скорсезе щедро использовал «цифру», это первый фильм со времен «Острова проклятых» (2009), который режиссер полностью снял на 35-мм пленку.
  • По словам автора Сюсаку Эндо, в качестве вдохновения при написании романа он использовал картину Федерико Феллини «Дорога» (1954).
  • Это третий фильм Мартина Скорсезе на религиозную тему после картин «Последнее искушение Христа» (1988) и «Кундун» (1997).
  • В Риме был проведен специальный показ фильма для четырехсот священников-иезуитов.
  • Лиам актерский Нисон уже играл роль священника-иезуита в картине «Миссия» (1986), сюжет которой также разворачивается в XVII веке.
  • Это второй совместный проект Мартина Скорсезе и Лиама Нисона после «Банд Нью-Йорка» (2002).
  • Первое участие Мартина Скорсезе в проекте в качестве сценариста со времен «Казино» (1995).
  • По словам продюсера Эммы Тиллинджер, из-за неблагоприятной погоды и ограниченного бюджета съемки картины оказались для нее и Скорсезе самыми изнурительными и суровыми за всю их карьеру.
  • В октябре 2016 года продюсер Ирвин Уинклер заявил, что, на его взгляд, это лучший фильм Мартина Скорсезе. Уинклер спродюсировал такие картины режиссера как «Нью-Йорк, Нью-Йорк» (1977), «Бешеный бык» (1980) и «Славные парни» (1990), а также выступил исполнительным продюсером «Волка с Уолл-cтрит» (2013).
  • Лиам Нисон и Адам Драйвер оба появлялись в киновселенной «Звездных войн»: Нисон в роли Квай-Гона Джинна в первом эпизоде саги, а Драйвер в роли Кайло Рена в седьмом.
  • Таданобу Асано и Синья Цукамото уже работали вместе в сверхжестоком японском триллере «Ичи-киллер» (2001) режиссера Такаси Миике.
  • еще 15 фактов
Редакционные материалы
Если вам понравился этот, не пропустите... Если вам понравился этот, не пропустите Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их... все рекомендации к фильму (20)
Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
Василий Корецкий
Лариса Малюкова

ещё случайные

Кракер

Недопонимание

Я с большим трепетом ждал этот фильм. Мартин Скорсезе собрал замечательную банду: Эндрю Гарфилд, Лиам Нисан, Адам Драйвер и к тому же фильм про гонения христиан в Японии 17 века, не может оставить равнодушным. Так оно и получилось, но эмоции были совсем не те, которые я ожидал.
Пересказывать сюжет я не буду, но просто скажу, что завязкой фильма является желание двух священников — иезуитов найти своего учителя Фирейру, который исчез где — то в Японии. В общем-то, с этого и начинается основное действо фильма. Надо отметить, что с технической точки зрения фильм сделан просто прекрасно. Операторская работа, декорации, общая атмосфера той консервативной и не понятной европейцу японской культуры все это передано просто замечательно. Так же актеры сыграли просто здорово, они сделали то, что и ждут от звезд их величины. Но вы можете спросить, а почему тогда рецензия окрашена в красный цвет. Все дело в посыле. Попробую объяснить.
После того, как герой Эндрю Гарфилда попадает в плен к Инквизитору, он становится свидетелем тех зверств, которые учиняли по отношению к японцам принявшим христианство, среди них были и его ученики, что усугубляло терзания героя. Это все, конечно, ужасно и я не собираюсь оправдывать японскую инквизицию, он использовала абсолютно варварские методы борьбы с иноверцами, но вот, что меня удивило, так это абсолютно однобокое мышление Скорсезе. Вместо того чтобы искать компромиссы, оглянуться и посмотреть на те ужасы, что вытворяла Католическая церковь и именно на этом факте общей не безгрешности сделать объективные выводы относительно и той, и другой религии, он начинает в одностороннем порядке «утюжить» буддизм. Но я ждал, что герой Гарфилда все же поймет, что в чужой монастырь со своим уставом лезть не стоит, тем более, если это Япония 17 века, но нет. Меня просто ввели в ступор слова Родригеса о том, что христианство нее может закрепиться в Японии, потому что здесь «отравленная почва». Я некоторое время находился в шоковом состоянии. Тогда можно задаться вопросом — а зачем вы вообще туда лезть, если почва не пригодна? И так весь фильм. Герой Гарфилда совершенно не хочет понимать, что это другая культура, совершенно не похожая на европейскую и что она тоже имеет право на существование, без постороннего вмешательства, но нет, он хочет вывести их на путь истины, который им не нравится, а если не получается, то в этом виновата «почва». И то, что меня добило, так это концовка. В момент, когда Родригес в отчаянии ругает Бога за то, что он молчит, Бог вдруг, ни с того, ни с сего начинает с ним говорить. Зачем Скорсезе решил так все упростить, я не знаю. Вряд ли Бог говорил с остальными сотнями тысяч убитых в это время и вообще, по какому принципу он выбирает людей для «общения»? Это заведомо ложный путь, по которому решил вести своих зрителей Скорсезе.
Должен сказать, что фильм оказался главным разочарованием прошедшего года.
5 из 10

26 октября 2017 | 18:39

zenitos-rostov

Молчание Бога и молчание человека

Мартин Скорсезе уже казался вопросов религии в «Последнем искушении Христа» и «Кундуне». Если в «Искушении», Мартин касался вопросов человеческой природы Христа, в «Кундуне» — отношения религии и власти, то в «Молчании» — затронуты фундаментальные вопросы не только религии, но и вопросы понимания веры, как таковой. Сама история описанная в романе Сюсаку Эндо, основана на реальных событиях, но в тоже время она имеет немало элементов вымысла. В прочем это свойственно каждому художественному произведению.
«Молчание» — картина тяжёлая и мрачноватая.
Кино для восприятия довольно тяжёлое. Дело даже не в сценах пыток и насилия. Здесь нет какого-то динамизма сюжета, зато здесь есть продуманные диалоги и вопросы без ответов. Вопросы на которые каждый даст свои ответы. В данной ленте много вопросов. Первый: почему Бог наблюдая за страданиями своей паствы, ничего не предпринимает. Второй: стоит ли вера испытаний которые проходят её последователи. Третий: насколько силён человеческий дух?
И заметим, что в фильме задаётся вопрос — почему христианство не прижилось в Японии?
Но не следует ожидать, что все ответы на вопросы будут разжёваны и скормлены автором. Каждый увидит в этом фильме то, что он желает увидеть. Япония показана феодальной страной, с очень жёсткой классовой системой. Христианство фильм Мартина Скорсезе "Молчание" (2018): сюжет, актерский состав, фото показано как религия бедных слоёв населения, в то время как власть предержащие придерживаются буддизма и синтоизма. В ленте обширно муссируется тема страданий. Страдают здесь все без исключения. Разве что кроме представителей власти. Таким образом поднимается ещё один вопрос, действительно ли любовь идёт через страдания?
Основная суть «Молчания» заключается в том, что в сложной ситуации, ситуации связанной со своей или чужой жизнью, следует отказаться от внешних атрибутов веры, так как настоящая вера не снаружи, а внутри. Всё истинное находится внутри нас, а всё что снаружи — это просто мишура.
Особенностями ленты являются растянутость сюжета, что в принципе не является недостатком и затрагивание лишь отдельных моментов истории христианства Японии. Японские власти не показаны какими-то кровожадными, хотя местами их жестокость не знает предела. Они тоже правы в проведении своей линии. Ведь иезуитов в Японию никто не звал. Кто они такие? Чужаки? А с чужаками, знаешь что бывает? Тем более иезуиты проникали туда, куда казалось бы проникнуть нельзя.
Можно заметить, что отец Родригес по фильму проходит путь Христа. Но завершается этот путь несколько иначе. Таким образом заметим, что человеку сия ноша ни ему, ни нам не под силу. Также бросается в глаза, что отец Феррейра тоже не так прост как кажется.
«Молчание» — получилось фильмом не сколько религиозным, сколько философским. Каждый увидет в нём то, что хочет увидеть.
10 из 10

9 июля 2017 | 16:01

RahaHollywood

Сквозь долину сомнений.

«Молчание» — это третий фильм великого режиссера Мартина Скорсезе на религиозную тему, фильм полон сомнений, боли и противоречий. Кино не поучает, оно лишь ставит вопросы. И в неопределенности полотна от великого мастера есть стремление познать непостижимые тайны веры, чего всегда избегала церковь. Это очередной диспут церкви и ее догматов. Диспут о вере и сомнении, который на протяжении всей жизни ведет набожный католик Скорсезе, в молодости собиравшийся взять церковный сан. Ведь как говорил Дэвид Финчер: «Невозможно снять фильм, рассказать историю, не пытаясь затронуть то, во что ты веришь, чем ты заинтересован и что ты любишь».
Римская церковь получила дискредитирующее и шокирующее сообщение: посланец португальского ордена иезуитов Кристован Феррейра (документальная история Феррейры подтверждена и зафиксирована в разных исторических источниках) отрекся от веры после пыток в Нагасаки. Португальские иезуиты падре Себастьяну Родригес (Эндрю Гарфилд) и падре Франсиско Гаррпе (Адам Драйвер) решают удостовериться в этом лично: отрекся ли от веры уважаемый ими наставник Феррейра (Лиам Нисон).
Родригес и Гарпе дают обещание перед церковью разыскать своего наставника и рассеять клевету. Это опасное путешествие в безбожную (по мнению христиан) Японию для двух юных священников.
Христианство объявлено вне закона, это угроза, разъедающая японскую культуру и целостность нации. Чужая вера уничтожается безжалостно. В деревню, населенную тайными христианами, попадают Родригес и Гарпе, и миссия волонтеров иезуитов начинает меняться, теперь необходимо не только найти отца Феррейру, но и помочь благочестивым крестьянам, жизнь которых превратилась в ужас, укрепить их веру. Они живут в постоянном страхе быть обнаруженными властями. Тысячи крестьян подвергались гонениям, множественным изощренным пыткам и уничтожению. Родригес становится свидетелем зверств и пыток собратьев по вере.
Верующих японцев подвергают зверским мучениям. Сожжения, водные кресты, яма, в которой жертву вешают вниз головой, сделав маленький надрез на виске, чтобы кровь вытекала медленно. Нет предела пыткам «инквизиции» в пути искоренения чужой веры на их земле, фильм в лице главного героя задает главный вопрос Всевышнему: «Как ты мог допустить подобные трагедии и муки?» Этот напряженный диалог в полной тишине — кульминация фильма. В этом кромешном молчании, в котором заперт Родригес, и зритель должен сделать выбор.
Во время просмотра почти трехчасового фильма, временами затянутого, можно утонуть в боли, страданиях и жестокости. А путь иезуитов не столько путь религиозного опыта, сколько постижения непостижимого — тайны веры.
Актерская игра воистину восхитительна, игра актеров, исполняющих главные роли, настолько сильна, что перестаешь думать, что это фильм и начинаешь верить в то, что это реальность, особенно шокирует своей актерской игрой Эндрю Гарфилд. Лиама Нисона в картине не так уж и много, минут 20 максимум, но и за это короткое время он выдает несколько сильнейших эмоциональных сцен.
Тельма Шунмейкер, постоянный монтажер Мартина Скорсезе, снова с ним, и в этот раз еще лучше демонстрирует свою работу, оператор Родриго Прието (он работал с Иньярриту, Стоуном, Альмодоваром, Энгом Ли, а со Скорсезе снимал «Волка с Уолл-стрит») великолепно демонстрирует нам, насколько сильна мощь изображения, особенно как выставлен видеоряд, каждый кадр это искусство, живописная картина, а про то, как выставлен свет, я просто промолчу: лица контрабандистов, гребцов в туманной ночи — это просто экстаз, истинное эстетическое наслаждение.
«Молчание» — фильм не об одном человеке и вовсе не о группе людей, которые решились распространять Евангелие в Японии. Это драма обо всех христианах, пострадавших от мук и гонения в лице главного героя. Казалось бы ничего, но тут маленькая загвоздка, фильм ставит перед среднестатистическим зрителем такие философские и теологические вопросы. Все те вопросы, которые задает фильм, делает его очень узконаправленным, отчего и залы пустуют (отчасти, возможно, это из-за желания режиссера демонстрировать его во всем мире в оригинале с субтитрами).
Хоть и премия Оскар в этом году практически полностью проигнорировала этот фильм, и у него ровно столько же номинаций, сколько у того же «Отряда самоубийц» (одна номинация за лучшую операторскую работу), фильм все равно достоин внимания ценителей кино. Для просмотра данной картины вам требуются два качества, которые редко связанные с современным кино: терпение и снисходительность. Прекрасное, тяжёлое, сильное историческое кино. Подлинная драма от мастера жанра.
P.S. Жизнь и проповедование Христа на этой земле длилось 33 года, примерно столько же времени Скорсезе потратил на экранизацию романа Сюсаку Эндо. Пусть это будет для вас первой отсылкой на Евангелие, их в фильме будет много.
10 из 10

31 января 2017 | 13:01

dinger

Это был самый тяжелый в просмотре фильм. Нудный, будто тянут за жилы, но закончить просмотр которого не в силах. Это не рецензия на фильм, это мысли, на которые навел фильм.
Хочу не раз возвращаться к размышлениям, что дал мне фильм «Молчание». Ибо каждого он побуждает к размышлениям, как глубоко верующего, так и обратно.
Меня он заставил задуматься о том, что делает человека Человеком. Что общего у всех религий и что делает, когда доказываешь, что твоя вера лучше чужой.
Вера религиозного человека на столько одержимая, как показана в фильме, мне не понятна. Но для меня есть вера в Человека. Вера в его принципы и ценности. Для меня этот фильм именно об этом. О вере, что хорошо, а что плохо.
Не религия делает человека Человеком, а его поступки. Заповеди и их исполнение, если говорить религиозным языком.
Думаю, когда осознание этого придет к каждому, то воцарит мир, ибо нет правильной и истиной веры. Есть лишь одна дорога — Вера человека в Правильность, по которой ты идешь, неся на руках свою Веру!
Лишь наши поступки сделают Землю — Раем!
8 из 10

20 августа 2017 | 15:39

questor

Дела давно минувших дней

Ещё на этапе известий о съёмках фильма, было ясно, что он будет чрезвычайно несвоевременным, поэтому проблема не столько в самом кинопроизведении, сколько в том, в каких условиях оно вышло на экран. Сегодня, в эпоху конца каких-либо смыслов, тем более христианских, даже поборник смысла не сможет вовлечься в эту поверхностную, в сущности, теологию. Только каргоидное отношение к «высокому», помимо имени, вызывает некоторый поток «ритуального почтения» по известной поп-зрительской формуле — «фильм заставляет задуматься». Заставляет задуматься — это словесный заговор, родственный архаическим заклинаниям, призванным обезопасить человека от угрозы, что-то вроде позднейшего — «чур меня». Однако, если непритязательный, или напротив, слишком притязательный зритель просто покидает кинозал, не важно — молча, или шумно, то нуменобоязненный считает себя вынужденным отдать должное — «я не совсем понимаю, к чему ты меня понуждаешь, но я задумываюсь, я стараюсь, я интуитивно представляю».
Это новая регрессия к язычеству, порождаемая забвением стремления к нравственному преображению, где последнее переводится в компенсаторный сакральный культ Великого Непозноваемого, т. е. путь познания в забытьи оборачивается поклонением самому пути в страхе ступить на него. Именно поэтому, если отзыв содержит данное заклинание, или схожие с ним — «фильм со смыслом», «не для всех», в нём крайне редко проводится расшифровка интуиции, или подробное изложение содержания дум. И вроде как ничего плохого в этом нет, если бы не одно «но» — склонность не просто окроплять «возвышенное» ритуальными слезами, но и репрессировать тех, кто попрал преклонение, в особенности того, кто посмел пуститься в подробности своих дум без сопутствующих голословных шлок во славу Высокого. Я буду из числа тех, кто не считает заклинания уместными по отношению к данной картине, но не потому, что она не заставляет задуматься — мыслительный процесс перманентен, многое зависит от желания интенсифицировать его — а потому, что она не может бросить вызов.
Искусство вообще редко бросает вызов, способный повергнуть воспринимающего в духовный трепет, зачастую приходится делать уступки и принимать правила игры, чтобы не терять возможность участия в культурном процессе. Таких уступок требует и «Молчание», по крайней мере, по двум причинам, не считая чисто художественных: указанная несвоевременность, и авторская спецификация. Первый феномен сложнее, связан он, как с общей проблемой вовлечения секулярного человека больших городов в экзистенциальную драму, так и с частной проблемой вовлечения в драму религиозного характера. В первом случае, речь идёт о невозможности катарсиса, он более не работает, зритель предпочитает наблюдать со стороны, анонимно, никнеймно, и не вовлекается оттого, что опасается ответственности — результат привычки к инкубаторным условиям жизни, максимум на что он идёт — это на заключение компромисса в акте подмены преображающих чувств обезображивающими страстями.
И здесь интересна корреляция современного мироощущения с буддизмом, на сопротивление которого наталкивается христианство в фильме — это парадоксальный фактор неучастия, моральной отрешённости от мира при активном участии в нём. Не случайно менеджеры в 90-х — нулевых сменили трактат Сунь Цзы «Искусство войны» на «Бхагават-Гиту», которая более соответствовала переходу от вертикальной стратегии карьеры к горизонтальному скольжению по контрактам и проектам, к мобильности, позволяющей менять филиалы, фирмы и компании в охоте за одномоментной специализированной сделкой (фриланс), без привязанности, долга и сожаления. С похожей проблемой сталкивается падре Родригес, он жёстко привязан к Богу, Церкви, Догмам и Священным артефактам, буддисты заставляют его наступить на образ, и постоянно повторяют, что это всего лишь — формальность, что это только предмет (в тибетском буддизме даже боги, включая различные воплощения Будды — являются мыслеформами, грубо говоря — иллюзиями), но иезуит не может избавиться (отречься) от сопричастности божеству, он максимально вовлечён, до присутствия Бога в дощечках. Вот это и не понятно нашему времени, и здесь мы переходим ко второму случаю — неуместности религиозной драмы сегодня.
Эндо выпустил роман в 1966, в эпоху излёта неотомизма, но продолжающегося христианского ревизионизма, который к 70-ым годам в целом выдохся. В итоге, в 2004 году Гибсон ставит впечатляющую точку в ревизионизме, и сосредотачиваясь на dolorosa (скорбные страсти), окончательно закрепляет католический канон, отдавая последнюю резонансную почесть христианству на экране. Далее начинаются новые бои с религией под знамёнами Докинза, который в 2006 выпускает знаменитый опус «Бог как иллюзия», а в 2009 на экраны выходит картина Аменобара «Агора», которую тут же заклеймили «антихристианской агиткой», где — к слову — христиане, действительно изображены в неприглядном варварском виде, противопоставленном просвещению в образе учёной женщины философа. Коротко говоря — христианская драма потеряла всякий интерес, поэтому вышедший в прошлом году «Восставший/ Risen» Рейнольдса о римском трибуне ищущим тело какого-то еврея, который по слухам воскрес, прошёл незаметно, а в России даже не попал в кинотеатры. Под эти антихристианские настроения Скорцезе решает реализовать проект о сугубо теологических вопросах, которые интересуют его всю жизнь. И здесь мы переходим к авторской специфике.
Оставим вопрос о том, что авторские предпочтения, без оглядки на зрителя граничат с пренебрежением — это пережить можно, но вопрос о приводящем в смятение молчании Бога, многажды снятый в богословии и религиозной философии, вновь экранизируемый режиссёром в столь навязчивой форме вызывает как минимум отторжение. Ведь растягивание каждой сцены диктовалось именно этим вопросом, ощущение присутствия незримого молчания требовало — по мысли Скорцезе — дополнительного времени, которое на деле доводило действие до пыточной подвешенности, сравнимой с муками ямы, изображённой в самом фильме. Оттого, концепция божьей безучастности перекрылась редкой «динамикой» историко-этнографического характера, которая и вызвала гораздо больший интерес. Протяжно-трескучий голос мудро-лукавого инквизитора завораживал больше, чем всё остальное повествование, и даже больше, чем суть содержание самих диалогов с Родригесом. Пожалуй, гонитель Иноуэ — самый интересный персонаж в этой слишком травматичной авторской истории, он прерывает молчание и вырывает иезуита из цепких лап тягучих сомнений, которые от лукавого. В этом смысле Гибсон решительнее — его Гарфилд (Досс), вопрошая Господа в «По соображениям совести» получает ответ, и приговаривая — «хорошо, я понял», без толики сомнения идёт спасать раненных. Определённость и решительность сегодня ценится гораздо больше, чем тавтологические метания многостолетней давности.
В целом же, при просмотре не покидает какое-то странное чувство, что не смотря на явно лишнюю затянутость, Мартин «спешит» поведать историю, будто он сам понимал несвоевременность затеи, и прилежно реконструировал давние впечатления о книге в форме необязательного воспоминания, как ностальгирующий старик, помнящий сюжет, но подзабывший само импрешио. Поэтому картина больше похожа на результат личной дисциплины, формального ответа перед своей мечтой — снять на эту тему фильм, где режиссёра заботит не сама тема, а исполнение старого желания, которое уже давно перестало желать.

30 января 2017 | 18:43

Елена Павлова

А в ответ — тишина.

Экранизация романа Сюсаку Эндо, одного из ярчайших представителей послевоенной восточной словесности, о мученичестве двух иезуитов в Японии XVII века.
Для современного массового кино этот фильм несколько странен. Мартин Скорсезе раздумывал над ним почти 30 лет и это видно, словно картина не об одном человеке, а о целой конфессии вне времени. Режиссер вырос в религиозной семье и хотел стать священником. И пусть судьба сложилась другим образом, он многие свои фильмы связывает с религией, даже если сюжет с ней не связан.
Каждый кадр обдуман, даже вымучен, я бы сказала. Фильм идет размеренно и монотонно, что добавляет не столько скуку, сколько напряжение. Если многие его картины связанные со словами пышность, размах, масштабность, то новый фильм больше направлен на внутреннюю драматургию, в то же время оставляя размах, но на этот раз идеологического толка.
Отмечу, что Эндрю Гарфилд не очень убедителен в своей роли. То ли переигрывает, то ли не дотягивает, в общем, создает некую дисгармонию на экране. А вот японские актеры великолепно подобраны. Играя на фоне ландшафтов Тайваня и прекрасных композиций Родриго Прието они и делают этот фильм.
Сильная и глубокая религиозно-историческая драма о прощении и искуплении.
8 из 10

14 февраля 2017 | 16:13

Sky_Robin

ЛУЧШЕ БЫ МОЛЧАЛ

Посмотрел кино «Молчание». В 17 веке иезуиты приехали в Японию миссионерствовать, но местные всё понимают буквально, как средневековые сектанты, заставлявшие прохожих себя же убивать — насильственная смерть прямой путь в рай. То есть, в принципе нет концепции понятий превосходящих человеческую природу. Ну и вывод, мол, ни к чему им христианство.
Но в Европе ведь была та же стадия в своё время — эти самые сектанты с большой дороги и т. п. У иезуитов к 1640 году (начало фильма) был накоплен колоссальный опыт. Я ожидал от Скорсезе фильма поумнее. Можно сказать, что так христианство и начинается — оно де должно сначала погибнуть (как и апостол Петр отрекся в своё время) и т. д. и т. п., да вот только если фактура дебильная до степени комикса, как это всерьез смотреть?
5 из 10
набросил пару баллов за добротного отца Валиньяно. Человека можно вывести из-за Стены, но Север из души не вынешь.

20 февраля 2017 | 03:18

j3vgen

Что хотел сказать Скорзесе?

Посетил новый фильм Мартина Скорсезе «Silence», в нем рассказывается о неудачных попытках навязывания в Японии христианства, и как местные власти борются с этим. Завязка фильма такова В XVII веке два священника-иезуита подвергаются насилию и преследованиям во время странствия по Японии, куда они приехали с целью найти своего наставника и распространять христианское Евангелие. Фильм очень долгий, почти 3 часа, но на удивление время прошло весьма незаметно, хотя трудно назвать фильм очень динамичным скорее наоборот. Само впечатление весьма двояко, вроде все снято очень хорошо. Актеры играют на высоком уровне. Особенно порадовал Эндрю Гарфилд, до фильма Гибсона «Hacksaw Ridge», я о нем вообще ничего не знал, но что в том фильме, что в данном, играет он очень хорошо и драматические роли это явно его. Также в обоих фильмах он играл верующего.
Особо порадовала визуальная составляющая, не меньше, а то и больше, самого сюжета, возможно благодаря столь хорошей картинке и не было скучно. Есть и присущая фильмам Скорсезе жестокость.
Сам сюжет мне показался немного затянутым, и не совсем понятным, что в целом хотел показать режиссер, я так и не понял, возможно из-за того, что я далек от религии. Также после фильма возникла мысль, что Скорсезе специально снял так, чтобы зритель во время просмотра задумывался о происходящим. И если у него действительно был такой замысел, сделать глубоко философское кино, где зритель должен много думать, то тогда да, это у него получилось на отлично.
Что можно сказать в конце, фильм весьма своеобразный, довольно трудный и ставящий множество вопросов. Хорошо показана разница менталитетов и подходов к вере в целом между Европой и Японией.
Идти или не идти на фильм, решать вам, но я бы посоветовал все-таки ознакомится с этой картиной.
7 из 10

25 марта 2017 | 16:53

Фильм поразил меня красивой и продуманной картинкой. С самого начала глаз радуют великолепно поставленные кадры, начиная с бесконечной лестницы, по которой идут три чёрные фигуры, и заканчивая шикарными видами Японских берегов, гор и океана. В эту эстетику погружаешься, и когда герои, вдруг, начинают что-то делать и говорить, я испытывал прямо раздражение: ну что же вы всё портите, ведь так хорошо всё начиналось…
С сюжетом же тут, на мой вкус, не всё так уж замечательно. С точки зрения логики, по крайней мере. Я не уверен, можно ли про неё говорить, когда речь идёт про религию, но на лицо определённые странности в поведении главных героев. Каждый, в зависимости от взглядов, тут увидит что-то своё. Кто-то увидит несгибаемость характера и твёрдую волю, кто-то увидит отступников. Я же вижу тут гордыню. Выдать другому рекомендации, которым не следуешь сам, это странно. Кричать «отрекись», чтобы самому смотреть на смерть людей — это странно. Наступить на картинку, и не плюнуть на крест — это странно. Это всё очень нелогично и, для меня, необъяснимо. Это какие-то странные полумеры, вместо того, чтобы придерживать уж одной стратегии. Как в анекдоте, сначала наказания все получил, а потом заплатил уже выкуп…
При этом персонажи очень интересные. Демонстрируют разные подходы к вере и религии. Обидно, что не происходит постепенного изменения главного героя. Он ломается скачкообразно. Интересно, всё же, а кто и как определяет, что и для чего можно сделать. Можно ли для спасения жизнь своей или чужой наступить на икону, или нельзя. Сам священник? Тогда нужен ещё один священник, чтобы они отпускали друг другу всё время грехи. Кстати, я так и не понял, в какой момент и чем именно Кахидзиро прогневил отца Себастьяна. Вроде, ничего не изменилось. Ничего нового принципиально он не совершил. Потом союз «отступивших» смотрится уже совсем тоскливо, конечно. Комплекс вины, взаимноусиливаемый… Ух. Бррр…
Пару раз в фильме встречаются сцены, которые вполне можно трактовать как юмористические. Правда, сцены в целом они не разряжают. И ещё мне понравилась озвучка. Вот идёт группа людей, что-то говорят, дышат, и тут камера отлетает, и тишина… Добавляет реалистичности, создаёт какую-то особую, проникновенную атмосферу, причастность. Интересный приём. Само название фильма можно трактовать по-разному. Это и «молчание» Бога, и «молчание» во время требований отречься, и эта тишина, возникающая в определённые моменты фильма. Хорошо обыграно, неоднозначно.
Но в целом ощущения скорее отрицательные. Не понравилось. Очень специфический фильм, на любителя.

24 июля 2017 | 15:12

LennoxL

Милосердие

Вопрос где Вера — в душе, сердце, в обрядности, сочетании того и другого — не имеет ответа уже многие столетия. Если Вера в душе и сердце, то тогда рушатся догматы Церкви (на данную тему очень хорошо снят фильм «Стигматы») причем любого канонического толка (католическая, православная, евангелистская), а способны ли люди остаться в Вере сами по себе, если у них нет духовных пастырей? Религиозные диспуты и толкования не стихают со времен раннего христианства и до наших дней, главным остается только, где происходит единение человека и Бога? Новый фильм Мартина Скорсези глубоко религиозен по сути, философский по содержанию и милосердный по поступкам героев. В качестве главных действующих лиц выведены братья Общества Иисуса (Иезуиты). В широком восприятии орден имеет неоднозначную репутацию, связывая имя иезуитов с коварством. Но почему то многие забыли о миссионерской деятельности братьев ордена, в частности отца Франциска Ксаверия (ни много ни мало один из основателей ордена, сподвижник Игнатия Лайолы) первым принесшим Слово Божие в Японию, вот о последователях этого миссионера и рассказывает фильм.
С самых первых кадров зритель погружается в атмосферу средневековой Японии, где идут гонения на христиан сравнимые с преследованием раннехристианских общин в Риме. Нет раскачки или введения в историю — попадаешь сразу в круговорот событий. И миссия отцов Родригиса и Гарпе становится трудновыполнимой с самого начала. Прибыв в Японию, первое время отцы занимаются спасением душ местных христиан, осознают свое предназначение, на лоне дикой природы и доверчивых прихожан совершают миссионерский подвиг. Начинает убаюкивать неспешное повествование, и вдруг режиссер бросает в водоворот гонений, преследований и внутренних вопросов героев. Но самое страшное и сильное испытание отложено для героев, перенести страдания и мучения они могут, и готовы к этому, а вот готовы ли они к милосердию — оплаченному своей совестью? Вторая часть фильма это духовный и нравственный выбор отца Родригеса, его поединок с Иноуэ, кажется, что чаша весов колеблется между ними (а эти сцены украшение фильма) и ход конем, когда Родригес утрачивает почву под ногами. Снова жесткий переход сменяется умиротворением, и далее следуют три крупных мазка на полотне — слова отца Феррейро, поступок вечно отрекающегося Кичидзимо и финал жизни Родригеса. Скорсезе дает свой ответ, где Вера у человека и почему длится Молчание Всевышнего, когда в его слове нуждаются страждущие.
Великолепные актерские работы украсили этот фильм — Лиам Нильсен (отец Феррейро) явил перед зрителями драму, терпение и неукротимость духа под маской спокойствия. За небольшой хронометраж на экране актер показал свое умение перевоплотится в иного героя, чем привыкли видеть на экране. Его герой прошел тернистый путь, испытав все возможные душевные и духовные терзания, но в нужный момент дал своему коллеги ответ на вопрос, который того мучил. Отец Родригес в исполнении Эндрю Гарфилда получился человечным и милосердным, его вера подвергалась не раз испытаниям, он роптал, но находил слово и для кающегося Кичидзимо, и аргументы в споре с Иноуэ, к сожалению к нему был применен иезуитский подход (сравнение очень точное) и он сделал выбор. Сильная игра и отличное погружение в роль. Адам Драйвер вместе со своим героем отцом Гарупе проходит стойко свой путь до конца, твердость Веры и догматов Церкви были путеводной звездой для священника. Актер сумел передать огонь непримиримого иезуита в глазах своего героя. Не обойду вниманием японских актеров сыгравших в фильме это и Таданобу Асано в роли переводчика, его комментарии были очень к месту, и Иссэй Огата его правитель и инквизитор владел блистательно софистикой и методом принуждения для достижения результата, и конечно Ёскэ Кубодзука его Кичидзимо был воплощением страха наказания земного и небесного, свой выбор он делал долго.
Почти трехчасовая лента Скорсези достойна внимания, не каждый осилит такую манеру подачи материала и построение картины, но досмотревшего равнодушным фильм не оставит, надеюсь на это.
9 из 10

2 февраля 2017 | 00:54

ещё случайные


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Молчание (2016) смотреть онлайн КиноПоиск Топ летней резины 2018 года. Рейтинг летних шин


Фильм Мартина Скорсезе Фильм Мартина Скорсезе Фильм Мартина Скорсезе Фильм Мартина Скорсезе Фильм Мартина Скорсезе Фильм Мартина Скорсезе


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ